99 тактов (картинки)

 

Ночь. Темнота закоулка врезается в глаза, не давая им привыкнуть к ней. Тяжело. Приходится идти на ощупь. Опасно. Ставить ногу неприятно – не знаешь куда попадёшь: огрызок яблока, пакет, надутый, верно, мальчишками, решившими позабавиться, кости обглоданной рыбы.
Что-то сзади. Оглядываешься – вроде ничего. Но потом замечаешь небольшую разницу между оттенками чёрного – смешно. Как можно увидеть какие-то оттенки? Но нет, видишь! Кто-то. А вот что-то серое. Нож. Нет, лучше – холодное оружие. Он замахивается. Ты начинаешь кричать. В тьме проносится белой искрой нож – в паре сантиметров от твоего тела, но им-то покажется, что задело. Темно – крови нет, да и не было бы видно.
«Стоп, снято!». Слышишь эти слова будто во сне. Понимаешь, что кончено.
-Ты молодец, - кто-то хлопает тебя по плечу. – Хорошо сыграл.
Ты машинально киваешь головой, берёшь свои вещи и едешь домой. На квартиру. А по пути думаешь: «когда же всё это закончится?». Как объяснить им, что боишься темноты. Нет. Им доставляет удовольствие, когда актёр не играет, а переживает на самом деле. Тебе страшно. Ночь. Идёшь домой. Всё, что видно, - жёлтое пятно от единственного фонаря. Но это не кино, это реальность. И если даже будешь взывать к Богу (кем бы он ни был: христианином, язычником, буддистом, иудеем – не важно), он не придёт. Только это здесь важно. Ничто иное не сможет помочь тебе, если ты бессилен сделать что-то сам. У всех свои дела, другие.
Вот, наконец, дверь. Ключ. Замок. Два поворота. И ты внутри. Включаешь все огни в квартире. Обходишь все углы. Закрываешь все окна. И твердишь про себя «холодно», а на самом деле где-то внутри тебя, глубоко внизу, засело то, что ты понимаешь - страшно. Ночь – не твоя стихия. Дождь – не твоя природа. Ложись спать. А завтра тебе снова работать. Играть себя. И свой страх.

Утром ты ещё спишь. Компьютер преданно мигает, извещая о приходе новых писем. В чате кто-то уже пытается тебя будить. Но ты не встаёшь – слишком рано для человека, которому опять работать ночью.
Через несколько часов ты решаешь встать – кто-то уже начал звонить на мобильный. Пройдя рукой по волосам, ты вздыхаешь и сонно тащишься в ванную. Долго стоя под душем, ты крутишь ручку – безумно холодная – адски горячая – вода. Три раза до упора в одну сторону и три раза в другую. Это что-то наподобие ритуала.
Вытираешься. Некоторым каплям удаётся избежать полотенца, и теперь они быстро сбегают вниз, забирая с собой тепло твоего тела.

Тепло…вот чего хочется большего всего, когда ты забираешься в маршрутку и едешь на место съёмки. Проклинаешь себя за забывчивость – уже несколько дней подряд ты забываешь прочитать весь тот спам, который тебе пишут.
Опускаешь руки на экран мобильного – три новых сообщения и пять пропущенных звонков. Читаешь. Друзья зовут тебя покататься на лыжах в эти выходные. Смешные: семья, а каждый послал ему сообщение с приглашением.
Дальше просматриваешь звонки: звонила твоя девушка. Три раза. Потом ещё два раза друг, которому ты обещал сегодня захостить парочку игр. Только ты забыл, что сегодня дела. Надо куда-то ехать, что-то делать. Нет никаких масок – своё лицо, своё тело, свои слова. Только вот время не твоё.

Делать нечего. Ты идёшь к режиссёру. Улыбаешься.
-Привет, дорогой мой. Вижу, ты выспался. Я рад. Ну что, давай работать?
-Хорошо, - киваешь и идёшь на своё место.
Сегодня днём ты стоишь на одиннадцатом этаже в недостроенном доме. Смотреть вниз нельзя – страшно, хоть и не боишься высоты. Что ты здесь делаешь – ты уже не помнишь. Сценарий затерялся где-то между стопками писем и другой макулатуры на твоём столе. А там же неимоверные счета за электричество – расплачиваешься за вечно включённый компьютер.
-Нет, Андрей! – кричит тебе сзади девушка. Ты знаешь её – Ирина. Здесь её зовут Ольга. Она пытается бежать к тебе, но ты поднимаешь руку, жестом останавливая её.
-Нет, Оля, пойми. Я не могу больше жить. Зачем? – выкатывается слеза. Странно. Почему-то так близки тебе эти слова. Почему так?
-Андрей, послушай меня! – ты всё-таки проглядел (но это было по сюжету), и она хватает тебя за руку, падая на колени. Плачет. – Ты нужен мне! Мне! Нужен! – У неё начинается истерика. Ты молча проклинаешь себя за то, что не любишь женские слёзы.
-Послушай, - слишком грубо для своего героя начинаешь ты, - зачем я тебе? – Вроде ты смог вложить в эти слова всю свою безысходность.
-Пожалуйста, - она роняет слёзы одну за другой, ты зачарованно смотришь на неё – красивая, молодая и несчастная, - Андрей, я люблю тебя. Умоляю, останься.
Ты киваешь головой, быстро целуешь её в губы, успевая ощутить её ответ на своих, и соглашаешься жить. Ты произносишь пару непонятных тебе фраз, хочешь что-то дополнить. Что-то своё, родное, но слышишь лишь: «Стоп, снято!».
Опускаешься на колени. У Ольги, то есть у Ирины, настоящая истерика. Она недавно именно так потеряла свою любовь. Успокаиваешь. Прощаешься со всеми и едешь в какую-то забегаловку – надо поесть.
Пока едешь, думаешь о том, как жестока жизнь. Но мысли споро сходят на нет, подкидывая тебе другую тему – как хороша она была бы в постели. Ты уже мысленно раздеваешь её, когда тебя кто-то толкает, выводя из мира грёз.

Когда желудочный сок полностью разъедает пищу, а вся сложная система переваривания еды заканчивается, ты уже снова стоишь на площадке. Темнеет быстрее, чем ты успеваешь об этом подумать.
Снова включена камера, и ты снова двигаешься по переулку, меся ногами грязь. Тошнота подступает к горлу – воняет ужасно, а тебе ещё падать.
Начинают со сцены паденья – это твоя последняя сцена в этом…фильме? Или это сериал? Сценарий всё также забыт на твоё рабочем столе. Зачем детали? Главное – сыграть.
Снова якобы удар ножом. Возня, в  ходе которой тебе якобы наносят смертельный удар. Затем ты падаешь.
«Стоп, снято!»
Услышав эти слова, твой недавний противник подаёт тебе руку. Поднимаешься и понимаешь, что упал неудачно. Болит голова. Ощупываешь себя. Кажется, будет синяк.
-Кстати, Валера, классно играешь, - кидаешь своему оппоненту по этому вонючему переулку и теряешься где-то во мгле.
Ольга. Замечаешь её в толпе. И в голову приходит безумная идея – позвать её к себе.
 Подходишь. Рядом стоит Анатолий Михайлович – режиссёр.
-Молодец! – он хлопает тебя по плечу. – Ну что ж, когда будет новая роль, я тебе позвоню. Ты же знаешь…
Ты киваешь, уже не слушая его. Ты прекрасно знаешь, что у него в фаворитах. И это знают все. Глазами зазываешь Ирину. Она чуть заметно кивает тебе.
-Анатолий Михайлович, уже поздно. Я пойду?
-Да-да, солнце моё, иди, - он всегда был таким – любил говорить комплименты людям и сыпать ласковыми словами, а главное: для каждого актёра у него было своё ласковое слово.
Ирина берёт тебя за руку, и вы вдвоём скрываетесь во тьме. Путь – к тебе домой. По дороге ни слова.

Ключ снова не хочет вставляться в замок. Голова кружится и отдаёт пульсирующей болью в затылке. Ирина берёт у тебя из рук ключи, и ты замечаешь на её руке кольцо в виде черепа. «Прекрасная вещь», - думаешь ты, но даже мысли даются с трудом. Как же ты упал?
Она вводит тебя за руку в квартиру и, не включая свет, безошибочно проводит в спальню. Ты чувствуешь, что падаешь на кровать.  Всё, что тебе остаётся: чувствовать - рядом её тело и ловить свою же мысль: «ночь – её стихия». 

Через пару часов ты просыпаешься от сирены за окном – рядом дорога. Чертыхаясь, ты поднимаешься с кровати. Осторожно. Не разбуди её.
Компьютер снова мигает. В чате кто-то пишет тебе. И сейчас тебе снова написали «привет», будто он чувствует, что ты смотришь.
Нехотя ты садишься на крутящийся стул и открываешь окно сообщений.
Он: привет
Он: эй!
Он: когда придёшь, напиши
Он: привет
Ты: привет
Он: наконец-то! так ты поедешь?
Ты: куда?
Он: ну я же писал тебе! на лыжах кататься.
Ты: я забыл, извини
Он: извиняю :) ну так что?
Ты: знаешь, я не смогу
Он: блин 
Ты: помнишь Ольгу?
Он: кого?!
Ты: ну, Ирину. она с нами снималась. Варю что ли играла…а сейчас Ольгу играет.
Молчание.
Ты: у неё ещё Костя из окна выбросился.
Он: ааа…та. И?
Ты: позаботишься о ней?
Молчание.
Ты: у тебя же никого нет, а она тебе всегда нравилась.
Он: хм… у тебя что-то случилось?
Ты: нет, а что?
Он: да так…
Ты: так что?
Он: ты об Ирине?
Ты: да.
Он: ладно. давно хотел ей позвонить. да всё никак не решался.
Ты: так позвони. завтра
Смотришь на часы
Ты: то есть уже сегодня.
Он: а номер дашь?
Ты: звони на мой. я переадресую.
Он: ну окей. когда?
Ты: ну…минут через пятнадцать.
Он: хорошо. отбой.
Выключаешь компьютер и встаёшь со стула. На ощупь – включать свет нельзя (вдруг разбудишь её?) – находишь свой мобильный и бережно укладываешь на столик у кровати.
Крадучись пробираешься к окну и открываешь его – душно. Ну что ж, можешь сесть на подоконник.
Твои ноги болтаются на улице, когда ты сам сидишь на раме окна и смотришь на ночной город. Что это за город? Что это за роль? Ах, да, ты не играешь. Это реальность. Здесь ты сам режиссёр. Но почему тогда так сложно разорвать эту цепь?
Становится тяжело смотреть вдаль, и ты опускаешь глаза вниз. На каком этаже ты живёшь? Хм, кажется, одиннадцатый?
Мысленно ты высчитываешь: потолки по три метра, высота подоконника, грубо, метр. Значит, ты сейчас на высоте тридцать одного метра над землёй. Страшно? Нет. Ведь ты никогда не боялся высоты.
Земля манит тебя. Тебе так хочется вспомнить детство, когда ты ходил в секцию по прыжкам в воду. Может, сделаешь сальто?
Голыми ступнями становишься на раму. Сзади ты слышишь, как просыпается она. Кажется, она назвала какое-то имя. Чьё? Ах да, тебя так зовут. В реальности.
Делаешь один шаг навстречу темноте и делаешь сальто, а потом резко вниз. И почему ты видишь свет? А он такой яркий. Что ты здесь делаешь?
Последнее, что ты слышишь, - это звонок твоего мобильного. Почему ты решил, что твоего? Только у тебя на мелодию друга стоит какая-то композиция behemoth. Ты уверен, она возненавидит эту песню. Почему? Вспоминаются её глаза – ты ей нравился, но не больше, чем твой друг.
А почему ты прыгнул? Ты не мог найти других способов разорвать эту цепь? Ты захотел быть режиссёром?
Но почему же ты так долго летишь?
Впрочем, а вот и земля. Вопросов и ответов больше нет, как и тебя.


 

TEXT.RU - 100.00%

Комментариев нет