Prediction (horror)

 

 

Меня выживали.
Я сделала шаг. Моё сердце замерло. Сделала еще один. Сердце начало стучать быстрее, чем я передвигалась. Еще секунда, и я думала – умру. Нет. Наверное, мне суждено было умереть не так.
Меня выживали.
Я зашла в свою комнату и села решать алгебру. В коридоре кто-то ходил. Я осталась дома одна.
Меня выживали.
Напряжение нарастало. Это было слишком для моего сердца. Оно трепыхалось в груди, не зная, что ему делать.
Я обернулась. Дверь. Я точно помнила, что закрыла дверь в свою комнату. Но она была приоткрыта. Нет, я еще не на столько сошла с ума, что не помнила о двери.
Нет, это было слишком. Я медленно потянулась к телефону и будто бы натолкнулась на что-то – то ли тряпка, то ли кожа. Я мгновенно отдернула руку. Я не знала, что мне делать. Что?
Телефон не звонил. И это был закон подлости. Нет! Ну почему он не звонит?!
Звонок. Я подняла трубку. И недовольно сказала «Алле».
-Э.. алее…
-Алле, - нетерпеливо повторила я, в сердце благодаря Сашку. Звонила именно она - моя одноклассница Сашка.
-Привет, Ир. Как ты?
-Нормально, а что?
-А что ты такая недовольная?
-Ничего, - я совершенно замкнулась в себе, вспоминая прошедшие дни. И пока Сашка трепалась о том, как провела Новый год, как съездила к бабушке, я в который раз хоронила Сашу. Нет, не её, а его. Сашка – она. Саша – он. И так для меня будет всегда. Саша был особенный. Насколько можно быть особенным, общаясь по интернету. А когда он ушел, мне нравилось спрашивать всех о «чувствах по проводам» - звучит лучше, чем «любовь по интернету». Ох, такого не бывает. Знаю. Но потому я и сумасшедшая, что говорю, делаю и думаю (!) вразрез с тем, что знаю.
Но я отвлеклась и уже в третий раз слышала, как Сашка повторяла моё имя.
-Ась? – я использую это междометие вместо «что?».
-Ты какая-то странная.
-Нормальная я! – по крайней мере, пока.
-Что у тебя случилось?
-Ничего, - ага, так я тебе и скажу: «Сашка, у меня тут какая-то фигня творится дома. Мне страшно!».
-Ты не хочешь говорить? – честно говоря, хочу. Но это мало спасает от этого тупого страха.
-Саша… - люблю оставлять вопросы без ответов.
-Может он правильно сделал? Сделает один раз больно. Он же не будет возвращаться, как Д.В., – была такая, для меня это – как имя нарицательное, у нас теперь и свинки, и всё такое прочее именуется Д.В. Ну, никак девочка не может забыть о своей любви. А между прочим, всё также начиналось в интернете. Только им больше повезло – в одном городе живут. А я когда вырасту, хочу поехать в Израиль. Хотя.. что мне там делать? Эх…
Странное колыхание слева от меня вывело меня из состояния комы. Я слегка повернула голову и увидела кусок черной ткани, планирующий в паре сантиметрах от меня. Я не закричала – привыкла даже в страхе оставаться безмолвной. Через секунду он уже исчез – и страх, и кусок ткани.
-Ир?
Я вспомнила о нашем разговоре и решила повесить трубку. Если бы я не сделала этого, я бы сорвалась. Очень серьезно. Иногда я еле себя сдерживаю. Нет, она бы не поняла. Начались звонки. Я знала, кто звонит, потому не брала трубку. Зато под такой аккомпанемент выбралась из своей комнаты и направилась на кухню. Было слишком темно. Зима без снега не доставляла никакого удовольствия хотя бы потому, что слишком быстро темнело. Мне всегда казалось, что снег создает хоть какую-то ясность.
Ох, мне бы эту ясность в мозги, чтоб могла, наконец, понять, что это чушь. Ничего не было. Не бывает никаких исчезающих (да еще и летающих!) кусков материи. Но на душе было неспокойно.
Звонок. На этот раз домофон.

Я проснулась и разом села, готовая бежать открыть дверь, когда поняла, что снова этот сон. Но это не просто сон – это мозг вспоминает то, что со мной было. Об этом напоминали мне белые стены и минимализм обстановки комнаты. Я встала и направилась к двери. Призраки уже давно не посещали меня, и я была рада этому.
Я пошла по коридору. На пути мне встретилась новенькая пациентка из тех, кто, как и я, могут ходить по этому желтому зданию. Она кивнула мне головой, одновременно произнося целую тираду, из которой я выкроила лишь то, что Мари (ударение на последний слог!) опять разбушевалась – цитирую новенькую: «будто бы ей привиделся призрак. Представь себе, призрак! Я сама так удивилась, что не удержалась и засмеялась прямо там. Так это стерва Мари чуть не ударила меня. Врачи схватили её, и теперь та опять в смирительной рубашке. Так ей и надо!».
-Какое сейчас время суток? – я проигнорировала всё, что сказала та.
-День, почти три часа дня. Да вы все тут прямо какие-то сумасшедшие!
-Интересно, а ты кого ожидала увидеть в сумасшедшем доме? – иронично спросила я, заворачивая в игровую комнату.
Не знаю точно, что у этой новенькой за диагноз, но вроде какой-то несущественный. Вроде, обычный склероз. Говорили, её упекли сюда, чтобы просто не мешала. Ну, да какая мне разница?
Я встала на лестницу и стала забираться наверх. Отлично. В три часа начинается приём, и ко многим приходят родственники (не надо думать, что здесь все такие сумасшедшие и агрессивные - все мы вполне адекватные и тихие люди), так что никто не будет мне мешать.
Кажется, я уже в десятый раз слышала, как кто-то громко кричит. Да, иногда медсестры такие медлительные…
Я прищурилась и посмотрела на часы – семь вечера. Всех созывали есть. Ладно. Я стала потихоньку собирать игру. Взяв коробку в руки, я подошла к лестнице. Меня пронзил жуткий страх, будто я умерла и воскресла. Это было как тогда… Боже, неужели опять?!
Сглотнув, я подняла ногу и ступила на первую ступеньку лестницы. Ничего. Воодушевленная, я поставила вторую ногу на следующую ступень. Затем переставила ногу на третью, четвертую…
Поставив игру на место, я поняла, что падаю. И опять я молчала. Никакого крика. Ничего. Зато это жуткое лицо, будто у трупа. Чье это лицо? Нет, это не лицо. Это какая-то жуткая маска. Нет, такого не бывает. Маска буквально несколько секунд парила в воздухе, мгновенно исчезнув с приходом медсестер.
-Что с тобой, Ирочка? – ненавижу то, как они меня называют, ненавижу то, что они меня не уважают, и без спроса обращаются на «ты»!
Я чуть не зарычала, когда они меня поднимали и провожали в столовую. Наверное, они всё поняли.
Я сидела и бездумно ковыряла вилкой кусок мяса, наблюдая за врачом, который, в свою очередь, наблюдал за мной. Подошла медсестра, из тех, что поднимала меня в игровой комнате, и что-то прошептала на ухо доктору. Могу поклясться, что врач приказал после ужина препроводить меня к нему в кабинет.
Я была права. Как только я перестала мучить мясо и со вздохом положила вилку, ко мне подошла медсестра и, приговаривая что-то успокаивающее, потащила меня в кабинет к врачу в буквальном смысле.

-Здравствуйте, док, - насмешливо сказала я, заходя в кабинет. Медсестра осталась в коридоре.
-Смотрю, ты в форме.
-А как же, - хмыкнула я. – Приходится. В таком-то обществе!
-Надеюсь, это был комплимент, - напрягся врач, от чего моя улыбка стала еще шире. – Ты, как обычно, словно энергетический вампир.
-Спасибо, док. Так зачем меня вызвали?
-Ты явно была не в духе на сегодняшнем ужине. А до этого, как мне сообщили, упала с лестницы. В чем дело? – доктор, его звали Том, в упор уставился на меня, ожидая ответа. Пришла моя очередь напрягаться.
-Ничего, док. Сущий пустяк. Потеряла равновесие и упала. С кем не бывает? – врать у меня выходило на пять с плюсом, но вот улыбаться на хилую двойку, потому я решила обойтись без улыбки.
-Когда ты, наконец, запомнишь, что меня зовут Том?
-Да помню я, док. Просто люблю Вас напрягать, - хищная улыбка и насмешливый взгляд.
Том поерзал на стуле, видимо, мое присутствие действительно напрягало:
-Ир, ты всегда была моей любимой пациенткой. И я вообще не понимаю, что ты делаешь здесь. Но я чувствую, что что-то произошло.
-Док, расслабьтесь. Я живу здесь уже два с лишним года и не понимаю, что Вы, девятнадцатилетний юноша, делаете здесь, - он явно не ожидал моего выпада, зрачки его расширились, лицо побледнело. Казалось, еще чуть-чуть, и он раскроет рот, из которого потечет слюна, как у больного. Я слегка улыбнулась, представляя этого высокого блондина с голубыми глазами (мне всегда было не понятно, что он здесь делает, этот красавец?!) в таком положении.
-Эй, Том! – я помахала рукой перед его носом, и тот, кажется, вернулся ко мне, на грешную землю, и тряхнул головой.
-Так ты скажешь мне, что с тобой было?
-Том, пойми... поймите... Вы…
-Можно на «ты».
-Ты знаешь меня всего год, а это относится к тому, что было два с лишним года назад. Я не хочу об этом вспоминать. Думаю, это пройдет.
-А кто разговаривал с тобой тогда, в начале?
-Кто? Томми, не смеши меня! Я же ходячая знаменитость здесь! Просто сказка! – я резко развернулась и вылетела из кабинета. Медсестра рванулась было меня догнать, но док окликнул ту. Последнее, что я слышала «Мэри, кто был её врачом до меня?».


Я влетела в свою комнату. «Опять»- пронеслось в моей голове, когда я, как завороженная, следила за куском ткани, планирующим к моим ногам. Я не могла двигаться, будто вросла в пол. Ужас, этой жуткий страх вернулся ко мне. Мозг моментально вспомнила эти «приятные» ощущения, услужливо подкидывая мне те страшные картины. Да, тогда это начиналось также.
Лишь когда лоскут исчез, я рухнула на пол со словами «почему я?».
Прошло уже столько времени. В последний раз призраки посещали меня полгода назад. Они не удовлетворились тем. Они снова хотят меня. И, судя по тому, что я сегодня пережила, решили идти до конца.
«Может, рассказать всё Тому?» пронеслось в голове. Этот вопрос мучил бы меня несколько дней, если бы не быстро нашедшийся ответ «А тебе мало тех?». Подползя к кровати, я уткнулась лицом в матрас, но слезы не шли. Не было ни страха, ни каких-либо других чувств. Ничего. Будто из меня выкачали всё. И не осталось ничего. Просто пустота внутри.
-Два с половиной года назад - Мария Клещенко, детский психолог, - услышала я голос Тома, - два года и три месяца назад – Петр Гибков, очень уважаемый врач в нашей клинике, два года и месяц назад…
-Иван Борденко, лучший в своем деле, - продолжила я.
-Год и одиннадцать месяцев назад – Татьяна Трубенкова.
-Борис Иванов, Никита Белов, Павел Келин, Анастасия Ковалева, Ксения Печатникова, Максим Петров, Иван Владимиров, Александр Васин, Светлана Бордюк, Екатерина Анищук.
Я закончила, а Том всё молчал и стоял на пороге.
-Доволен? – спокойно спросила я. – Каждые два месяца по жертве. Тринадцать.
-Я не знал…
-Ты хочешь быть следующим? – я всё также стояла на коленях, уткнувшись в мокрый от слез матрас. – Хотя, не надо, не отвечай. Никто не хотел. Никто не знал почему. Может назвать тебе еще и даты?
-Не надо… И ты… помнишь всё это?
-Хочешь спросить «почему?», - хмыкнула я, отрываясь от матраса. – Ведь это моя вина. Моя!
-Успокойся. Ты рассказывала им одно и то же?
-Да.
-И что же это?
Я насупилась и замолчала. Сказать ему про призраков, и он умрет. Нет. Больше жертв не должно быть. Сама как-нибудь разберусь.
-Ир? – я всё также молчала, Том начал приближаться. – Расскажи мне всё, детка. И я помогу тебе, малыш.
-Ты не сможешь мне помочь. Я не хочу опять идти туда! Не хочу! Не хочу больше жертв! Уходи отсюда, Том. Здесь все проклятые.
-О чем ты?
-Ты слышал о Мари? Она видела призрака. Они пришли и за ней.
-О чем ты?
-Не важно.
-Нет, важно! Прекрати упорствовать! Иначе я пойду и сам всё узнаю.
-У кого? – иронично спросила я.
-Бумаги же остались, - уверенно сказал Том.
-Док, иди сюда, - горько пробормотала я, - сядь здесь, - я указала ему на пол рядом со мной, и он покорно сел. – Не буду напрягать тебя долгими лекциями… Видишь ли, все бумаги пропали. Все, - спокойно продекламировала я.
-Как?
-Они заметают следы. Им не нужны лишние посвященные. Их работа – сживать.
-Ты расскажешь мне, малыш? – юноша подвинулся ближе ко мне и взял за руку.
-Хорошо, - и я посвятила его в мои страхи. Тирада была недолгая. Около 25-30 минут. – Доволен?
-Малыш… и ты рассказывала это всё им?
-Нет. Они и слышать не хотели о подозрительных смертях. Некоторые назначали мне продолжительные лечения, некоторые лишь выслушивали. Но лечения не начинали, воспоминания стирались.
-Когда они приходили и когда уходили?
-Призраки всегда появлялись внезапно, а уходили… после очередной смерти.
-Малыш… - Том медленно гладил мои пальцы, сочувственно смотря мне в глаза.
-А теперь постарайся выжить, - я встала, выдернув свою руку из рук Тома, и вышла из своей (да, это было глупо, знаю) комнаты.
***
Я затушила сигарету и посмотрела своими красными от напряжения глазами за окно. Уже было давно за полночь, но спать не хотелось. Встав, отложила ноутбук и направилась к окну. Открыв его, достала новую сигарету, закурила и начала монолог сама с собой.
-Может зря я так с девочкой? Она же этого не переживет. Наверное, трудно ей будет. И куда теперь вести её дальше?
Я была, собственно, автор той фигни, что шла до этого. И если вы думаете, что рассказ подошел к концу, то глубоко ошибаетесь, так как самое интересное еще впереди. Не забыли, как называется рассказ? А теперь читайте. Впредь будете знать, как отделяется реальная жизнь от книги.
***
Я бежала, не разбирая дороги. И поплатилась за это, начав падать. Когда я уже ждала удара носом о землю, я почувствовала чьи-то руки на своем теле. Тряхнув головой, я поняла, что лежу на кровати в объятиях Тома. Он чуть пошевелился и сразу же начал превращаться в черного призрака. От страха я шевельнулась и через секунду комната поплыла перед глазами, превратившись в коридор. Я осторожно двинулась по нему. На душе было неспокойно. Знакомая дверь была открыта. Док. Я влетела в комнату и увидела море крови. Посреди этого лежал Том. Руки его были испещрены порезами. Я не могла даже закричать (да не кричала я никогда от страха!). Вдруг он открыл глаза и посмотрел на меня:
-Это ты во всем виновата! Ты сделала это! Ты!

Я резко вынырнула из сна и села на кровати. Что-то зашевелилось у меня в ногах, и я в панике вскочила с кровати. Я не пыталась даже всматриваться в темноту, боясь увидеть там что-то, что было мне знакомо прежде.
Из темноты появилась черная кошка, прыгнувшая на пол. Достигнув пола, она исчезла. Закричали где-то снизу и тут же замолкли. Подо мной была комнаты Мари. Жуткое предчувствие уже гнало меня вниз по лестнице.

-Ты счастливая, деточка, - это всё, что смогла произнести Мари, перед смертью.
Я стояла на коленях у её кровати и сжимала мертвую руку. Даже осознав это, я не отпустила ту. Они убили её. Она не смогла спастись. А что она там сказала про счастье? Я счастливая? К чему это она? Что она имела в виду? Вопросы всё возникали и возникали, а вот ответы не спешили приходить в её голову. В этой комнате мне нечего было больше делать. Кроме одного. Я посмотрела на лицо Мари. Да, как я и ожидала. След от когтистой лапы. А под столом горели два зеленых глаза.
Я присела и посмотрела на зеленые точки:
-Я счастливая? - глаза моргнули и снова уставились на меня. - Я счастливая? – опять один раз моргнули, но я в третий раз повторила свой вопрос. – Я счастливая? – кажется, это нечто отвернулось, потому как глаза исчезли.
Вытянув руку, я наткнулась на шерсть и обхватила существо (я поняла, что это кошка) обеими руками, вытащив из-под стола.
-Видимо, исчезать ты не собираешься. А почему ты не убила меня?
Да, наверное, это было глупо – спрашивать кошку. Но я-то знала, что эта может и не просто кошка.
Я направилась к двери и, когда поворачивала ручку, никак не ожидала услышать тихий шепот из-под стола:
-Ты счастливая.
-Совершенно не понимаю о чем Вы, - галантно отозвалась я, замирая на пороге.
-Ты счастливая, - или у меня галлюцинация, или это сказала кошка, сидящая у меня на руках.
Совершенно запутавшись, я сказала:
-Если Вы позволите, я пока оставлю кошку у себя. Очень люблю кошек, - наверное, со стороны это выглядело очень глупо. Кошка спрыгнула на пол и побрела куда-то по коридору, но, как оказалось, она пришла прямиком в мою комнату.
-Что ж, тебя, наверное, нужно покормить, - предположила я, входя в комнату. Я бы уже ничему не удивилась. Даже тому, что кошка сама пошла за мной, что кухня была открыта, что там никого не было. Я даже ущипнула себя, чтобы убедиться, что не сплю.
***
Я пошевелилась, разминая ноги, и снова села писать. Но слова не шли. Слишком жестоко. Чересчур. Внезапно что-то произошло, что всё теперь «казалось». Кажется, я не люблю это слово. Кажется, в углу что-то зашевелилось. Кажется, кто-то шептал.
-Пора перестать сходить с ума, Ира, - тряхнув головой, стала я упрекать саму себя, - надо сделать девочке приятное. Она ведь ждет выхода, - я всегда относилась к своим героям, как к настоящим.
***
-Ир, к тебе там кто-то пришел, - я слышала эту фразу уже пятый раз за сегодняшнее утро. Да, то, что кто-то пришел именно ко мне, было сенсацией. Но я не горела желанием никого видеть.
Мимо прошла медсестра и повторила то же самое. Я машинально спросила:
-Кто?
-Представились, как Локи.
Что-то в груди затрепыхалось, и я полетела к комнатам свиданий, как у нас называли приемные для посетителей.
-Ира? – 24-летний мужчина повернулся ко мне лицом.
-Саша? – я слабо улыбнулась. – Что ты здесь делаешь?
-Я же обещал тебе встречу.
-Не думала, что ты решишься приехать сюда.
-Ну, вот я и тут. А что тут делаешь ты? Работаешь?
-Я живу тут уже больше двух лет. Я думала, тебе скажут. Видимо, Рэндом решил не вмешиваться.
-Он ничего мне не сказал. Ладно. Мы сейчас не об этом. Ты уезжаешь отсюда.
-Почему?
-Тебе здесь не место.
-Почему? – глупые вопросы так и поперли из меня.
-Потому что я забираю тебя, - твердо сказал он.
***
Я оторвалась от компьютера, решив сделать перерыв. Открыв окно, я снова закурила, заведя свой обычный монолог:
-А теперь выходит как в паршивом любовном романе. Это мне не нравится, но девочке, наверное, приятно. Ты могла и не поощрять её так, Ира. Хорошо, оставлю так.
У меня развилась привычка рассуждать в два голоса. Это какое-то начало шизофрении.
Я по нужде отправилась в «комнату раздумий», по пути обдумывая план дальнейших действий. Но на обратном пути в комнату мое сердце забилось как сумасшедшее. Я почувствовала жуткий страх. Но через пару секунд всё пропало, и я спокойно вошла в свою комнату.
Перечитав концовку, я решила пока оставить так и показать подруге.

-Что ж, Ира, у тебя получилось хорошо, - улыбаясь, похвалила меня Сашка, одноклассница и лучшая подруга. – Продолжение будет?
-Я подумаю, - улыбнувшись, чем сделала приятное Сашке, я взяла свою рукопись. 
Я оглянулась и задержалась на подоконнике. Там падал лоскуток черной ткани. Я тряхнула головой и снова посмотрела туда. Ничего.
Через несколько дней, когда я ложилась спать, заметила планирующий лоскут черной ткани у моей кровати. Коснувшись пола, он исчез. Я не стала кричать, потому, наверное, что не привыкла это делать.
-Ну и фантазия же у тебя, Ира! – ехидно сказала я, а потом запаниковала. И решила позвонить Сашке и рассказала ей об увиденном:
-Ты просто начиталась своего рассказа, Ира, успокойся. Это всё выдумки. Ложись спать.
-Спокойной ночи, - я положила трубку и легла, чтобы проснуться и узнать, что Сашка мертва.

-Мама, я вижу призраков. Я сумасшедшая.
-Не смеши меня.
-Давай сходим к психиатру.
-Ладно.

Из кабинета психиатра я вышла с легкой улыбкой, а сам психиатр – мрачный.
-Боюсь, она действительно сумасшедшая. Лучше будет поместить её в лечебницу.
-Хорошо. У тебя есть пожелания, Ира?
-Да. Я хочу, чтобы эта лечебница находилась в Израиле.

Так я оказалась в Израиле. Суровая реальность оказалась хуже, чем сказка, которую я же и написала. Но жизнь была вполне сносная.
Узнав на следующий день о смерти психиатра, который и поместил меня в лечебницу, я больше никому не рассказывала о призраках, а те меня посещали всё чаще. Но слишком многое совпадало. Врач Петр, но, правда, Губков, пытался вытянуть из меня хоть что-то, но у него это получалось плохо. Но, в конце концов, я не выдержала и рассказала ему всё. На следующий день он умер. С неким злорадством я мысленно сказала ему «не надо было настаивать». Дальше всё шло более-менее.
В душе, я ожидала того дня, когда свалюсь с лестницы, но вместо этого получила кошку. Да, какая-то женщина, жившая подо мной, сказала мне, что я счастливая. В голове всплыли мои монологи, в которых я размышляла, что должна сказать умирающая женщина, видевшая призраков и знавшая, наверное, больше, чем я.

-К тебе кто-то пришел, - я слышала это в пятый раз и, не сдержавшись, засмеялась и помчалась встречать гостя. Я даже не стала спрашивать, кто ко мне пришел.
Но когда я влетела в коридор, там стояла лишь девушка лет двадцати четырех.
-Ира? – спросила она, разглядывая меня.
-Да, - кивнула я.
-Саша.
-Какая Саша?
-Я Локи.
Суровая реальность преподнесла мне неожиданный сюрприз. Это было бы смешно, если бы не было так грустно. Человек, которого я любила, оказался девушкой?!
-Ты в порядке?
-Ты приехала лишь за тем, чтобы это сказать? Почему так поздно?
-Я искала тебя… - молчание повисло мертвым грузом. - А ты исполнила обещание – приехала в Израиль, - некое подобие удовлетворенной улыбки. – Не думала, что ты сможешь.
-Как видишь, смогла - пожала я плечами.
-Почему ты не ненавидишь меня? Я бы ненавидела…
-Я просто больше ничего не чувствую.


Жизнь странная штука. Слишком странная для меня.
Я закричу в рукав – 
Не слышно только,
Я замолчу, солгав,
Что мне не больно. (с)


 

TEXT.RU - 100.00%TEXT.RU - 100.00%TEXT.RU - 100.00%TEXT.RU - 100.00%TEXT.RU - 100.00%

Комментариев нет