Россия — страна самодельщиков

 

Во время войны никакого ширпотреба не делалось, и люди обходились, 
надеясь только на свою смекалку.
Так, жестяная консервная банка с приделанной ручкой превращалась в кружку. Пустая бутылка с удалённой верхней частью служила стаканом. 
Верхнюю часть бутылки обрезали без всякого инструмента: на линию обреза наматывали несколько витков нитки, смоченной в керосине. Бутылку держали горизонтально, и поджигали нить. Пока керосин сгорал, бутылка нагревалась по линии намотки нити. Когда бутылку опускали в холодную воду, то её корпус разваливался надвое точно по этой линии. Оставалось лишь затупить камнем края полученного стакана. 
Из старого протектора автомобильного колеса выходило несколько пар 
подошв для обуви.
Гвозди для изготовления и починки обуви делались деревянные: колышки, похожие на спички, но короче, и с одной стороны остро заточены. Служили они долго, не меньше самих сапог. Забивали их, наколов шилом подошву, в два ряда. При сырой погоде такие гвозди разбухали, ещё крепче держались и не пропускали воду.
Из отходов жира варили мыло. Оно почему-то получалось жидким, но для стирки годилось.
Из гильзы винтовочного патрона получался корпус бензиновой зажигалки. Зажигалка — это роскошь, а спички, хоть и давали по карточкам, но их не всегда хватало. Спички по норме на каждого продавали россыпью, на вес, и в придачу одну тёрку — тонкую коричневую дощечку. Курящие, которым спичек было мало, носили с собой кремень, фитиль и кресало. Средневековье какое-то. Кремень — белый кристаллический камень. Под него подкладывали фитиль (жгут из ваты), а кресало — кусок старого напильника. Напильником выбивали из камня искры, которые падали на пушистый фитиль, раздували ртом, и от тлеющего фитиля прикуривали.
Табак — тоже свой: самосад. Листья табака сушили и потом рубили в мелкую крошку. Табак носили в мешочке — кисете.
Папиросу-самокрутку делали из полоски газеты. Такие полоски заготавливались заранее. Полоску сгибали уголком, вдоль него равномерно насыпали табак, полоску заворачивали трубочкой, конец полоски слюнили и приклеивали, чтобы папироса не развернулась. Так курили все: мужчины, женщины и дети — и на фронте, и в тылу. В то время распевали частушку: «Шила милому кисет — вышла рукавичка…». Самосад был очень крепким табаком по сравнению с нынешним ароматным куревом.
Напитки — тоже самодельные: самогон, квас, соки ягод.
Жевали «серу» — кедровую смолу. После долгого жевания она становилась хрупкой, и тогда её заменяли на свежую. И не только это случалось увидеть…

 

TEXT.RU - 100.00%

Комментариев нет